Самое громкое постреволюционное «коррупционное» (может и без кавычек, но только после соответствующего решения суда) дело может иметь довольно неожиданный поворот.